Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Алёна Русакова: «Человек на коляске остаётся интересной личностью»

В эфире радио «Городская волна» (101,4 FM) 21 августа выступила руководитель и дизайнер компании «Лаборатория инновационного дизайна» Алёна Русакова. Она рассказала о задачах, с которыми сталкиваются производители одежды для инвалидов, о том, какая проблема наиболее актуальна, какие параллельные вопросы удаётся решить, как правильно социализировать детей, почему работа на стройке — тоже отдых, и вспоминает о том, как шила себе платье на выпускной.

Регина Крутоус
Регина Крутоус
16:15, 05 Декабря 2018

Досье: Алёна Русакова родилась в Новосибирске, окончила Техникум лёгкой промышленности. После, уже имея собственное производство одежды, получила диплом Института лёгкой промышленности. С 2012 года — руководитель и дизайнер ООО «Лаборатория инновационного дизайна». Резидент бизнес-инкубатора. Замужем, двое детей.

Регина Крутоус: Алёна, здравствуйте! Я очень рада вас видеть!

Алёна Русакова: Здравствуйте!

Регина Крутоус: Алёна, вы создаёте умную одежду для людей с ограничениями движения. Таким людям нужна особая одежда?

Алёна Русакова: Когда есть любые ограничения — всегда есть необходимость решать задачи с точки зрения изучения проблематики и понимания, как эту задачу оптимально решать. Есть различные подходы: есть подходы проектирования с учетом дизайн-мышления, есть инженерные задачи. Есть задачи специализированные, когда специалист, имеющий большой опыт, уже заранее знает, как лучше сделать, потому что он уже набил шишки, наработал какие-то свои правила, какие-то свои методы.

Но в любом случае у каждого человека всё по-разному, так как нет одинаковых личностей, нет одинаковых сложностей, нет одинаковых фигур.

У нас в проектировании для массового пошива используются типовые фигуры. Это скорее необходимость, которая требует того, чтобы можно было одеть максимальное количество людей максимально красиво. Но всё-таки очень сложно бывает людям подобрать себе одежду в магазинах, потому что люди действительно слишком индивидуальны.

Почему мы всё-таки начали разрабатывать одежду для такой сложной категории, как инвалиды? Именно потому, что всегда правильнее идти от сложного к простому. Если мы сможем хорошо и качественно решить задачи для тех людей, у которых действительно есть высокая потребность в индивидуальном подходе к созданию одежды, то и все остальные задачи для любых других людей мы также сможем решить.

NET_3761_tn.JPG
Алёна Русакова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

В проектировании есть постоянная проблема, которую мы учитываем. Например, человек сидит в коляске постоянно — есть серьёзное повреждение, и он не может ходить. А есть ситуации, когда человек оказывается в коляске временно, он может восстановить здоровье, но для этого ему требуется время, и так далее. Поэтому наши разработки могут применяться и для этой проблемы, но они не требуют постоянного использования. Решение сложной постоянной проблемы даёт возможность затем решать ситуационные задачи легко и просто.

Регина Крутоус: Алёна, расскажите об изделиях, которые вы уже разработали. Какие задачи они решают?

Алёна Русакова: Достаточно много времени ушло на изучение. Какие вообще возникают сложности взаимодействия с бытом, со средой, с людьми, с пространством? Что им хочется делать самостоятельно, либо с помощью других людей, но они не могут себе этого позволить в силу каких-то ограничений? Какие самые сложные задачи им приходится решать в быту?

У нас получилось, что одна из самых сложных задач — это элементарно выйти на улицу в межсезонье. И мы начали разработки. Эта проблема оказалась самой сложной и для тех людей, которые самостоятельно используют эту одежду и самостоятельно передвигаются, и для тех людей, кто ухаживает за такими людьми.

Мы провели опрос работников некоторых домов, которые работают с такими людьми, с детьми, с пожилыми людьми и оказалось, что это реально серьёзная задача — одеть такого человека на улицу, и самому человеку приехать куда-то, например, в театр.

А девушке — ей хочется приехать в красивом платье, но она не может надеть штаны, там пять пар штанов. Поэтому мы решали эту простую бытовую человеческую задачу, чтобы можно было элементарно гулять. Доехать, выйти из машины, доехать до кафе, до театра, приехать на работу, чтобы человек мог работать.

И это была первая наша разработка мы к ней подошли серьёзно. Мы сделали несколько вариантов, и сейчас мы делаем уже такие изделия по индивидуальным заказам.

Мы попробовали предложить нашу разработку государственным структурам, которые занимаются обеспечением людей на колясках различными реабилитационными средствами, одеждой в том числе, но в государственных списках такой одежды нет. Есть брюки и дождевик. Как дождевик мы своё изделие не можем продавать, потому что оно с большим набором функций, с большим набором решаемых задач. Ну и, как следствие, — с более высокой ценой, чем обычная накидка от дождя. Поэтому по Госзакупкам мы не можем пройти с этим предложением варианта.

Мы ищем, конечно, какие-то решения, мы общаемся. Изучаем этот вопрос, ищем партнёров, которые возьмутся за производство наших изделий в массовом объёме, потому что мы всё-таки позиционируем себя как компания-разработчик, не как компания-производитель. И нам интереснее искать какие-то новые решения, а не заниматься именно производством. Потому что есть сведения, есть понимание, есть большой опыт. И я понимаю, что мы это делаем хорошо.

Индивидуально, когда мы отшиваем, мы решаем две задачи: во-первых, мы изготавливаем такое изделие для людей, которым совсем сложно использовать любые другие вещи. У нас был заказ из Кемерова: девушка вообще практически не двигается и одеть её во что-то было достаточно сложно. Мы сейчас разрабатываем для неё конструктивно удобное изделие. Мы сразу делаем его стильным и интересным, чтобы оно соответствовало её образу — а она поэтесса — и делаем изделие, которое решает задачи прогулок в межсезонье, зимой, чтобы легко было её одеть. Ну и чтобы она выглядела интересно, чтобы её было видно издалека. Вот за такие задачи мы с удовольствием берёмся. Индивидуально мы их отшиваем и параллельно ещё изучаем спрос — что конкретно нашим заказчикам необходимо.

Наша первая заказчица Марина очень любит театры, и для неё мы сделали изделия с ярко-розовым подкладом — она девушка, хочет быть красивой. Мы для неё сделали такое очень практичное, но в то же время элегантное и комфортное изделие, и ей оно очень нравится. 

У нас расширяется модельный ряд, потому что изделия у нас собираются из нескольких частей, это позволяет каждому человеку выбрать то, что ему комфортно в зависимости от его задач. Если у человека не очень двигаются руки, мы делаем всё съёмным, и человек это всё просто на себе собирает как конструктор. А дальше уже, в рамках этого конструктора, мы начинаем использовать новые технологии.

Мы занимаемся одеждой, расширяющей возможности, одеждой, дополняющей человека, помогающей человеку контролировать состояние здоровья, контролировать какие-то критические состояния, помогающие человеку жить активной жизнью.

Регина Крутоус: Алёна, вы осознаете эту важность. А насколько в России осознают важность этого направления, то есть того, чем вы сейчас занимаетесь?

Алёна Русакова: Я бы сказала, что это мы пока ещё в самом начале. Мы взялись за эту задачу по личной инициативе. То есть у нас нет ни от кого заказа на разработку этой одежды, нам никто ничего не оплачивает. Эти разработки — это не коммерческий заказ. Это, по сути, наша личная инициатива. Мы сначала разобрались в этой проблеме, сделали некий набор изделий, показали его, поучаствовали в конкурсе «Красный проспект» в архитектурном институте в НГУАДИ и заняли там первое место с нашей коллекцией.

Мы сделали небольшую коллекцию, она была из двух частей: первая часть — это были теплые трикотажные комплекты, сверху надевался наш плащ. И к нему были сделаны ботинки, головной убор и носочки. Это то, в чем человек может спокойно и комфортно выехать в межсезонье сразу, то есть человек одет в полный комплект.

Второй выход был чисто авангардным, мы сделали его слегка театрализованным. Не совсем практичное изделие, но оно было сделано так, чтобы привлечь внимание, потому что человек на коляске остаётся личностью, и очень часто очень интересной личностью. Даже несмотря на то, что какие-то обстоятельства в жизни возникли, это никак не влияет на то, что у человека есть какие-то таланты, и эти таланты действительно стоят того, чтобы к ним привлечь внимание.

Регина Крутоус: Алёна, вы сказали о личной инициативе. Что послужило толчком создавать одежду, расширяющую возможности?

NET_3721_tn.JPG
Регина Крутоус. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Алёна Русакова: Вообще интересно работать с новыми технологиями, потому что я как человек, ведущий активный образ жизни, понимаю, насколько это важно в каждой конкретной ситуации. То есть когда ты идешь в горы, у тебя есть одна одежда и тебе нужно правильно собрать пакет изделий, у тебя должна быть вся правильная экипировка.

Если ты пойдёшь в горы в не соответствующей одежде, не подходящей для именно той конкретной ситуации, то есть вероятность того, что какие-то осложнения для здоровья ты себе заработаешь. То же самое мы получаем и с тем, что мы делаем с нашей одеждой для людей с повышенными потребностями. Мы точно так же правильно ставим задачу и потом ищем несколько разнонаправленных решений, которые эту задачу помогают нам максимально правильно решить. Человек должен быть максимально защищён, ему должно быть комфортно, у него не должно быть осложнений, потому что если у человека есть какая-то травма позвоночника, у него идёт нарушение кровообращения в нижней части тела, снижается чувствительность кожи, снижаются теплообменные процессы, снижается функционирование самой поверхности кожи и так далее. То есть сразу возникает очень много каких-то последствий, которые необходимо нивелировать в рамках того, что мы начали разработку такой одежды.

Не рождаются 100% здоровых детей. И у дочери была небольшая проблема. Меня врачи в хорошем смысле напугали, сказали, что если ты в первый год жизни ребёнка не решишь эту проблему, потом могут быть последствия. Я активно этой темой занялась: плавание, бэби-йога, разные методики, ещё что-то. Мне сказали — за год решить вопрос, и я его решала. Ограничений на тот момент не было никаких, ни временных, ни финансовых. Все силы, все ресурсы были на это брошены. С младшим у меня была уже более серьёзная проблема со здоровьем.

Сейчас мы начали активно развивать тему решений на базе одежды, которые могут помочь абилитации детей, родившихся с отклонениями здоровья. По сути, это должна быть полноценная абилитационная программа. Я не врач, я эту систему полностью разработать не могу, но я могу проинициировать её создание, да и разработать именно систему на базе одежды, которая поможет мамам решить те задачи, которые я решала со своими детьми.

Просто будет проще, потому что я работала со своей старшей дочерью — это требовало во-первых того, что я была полностью погружена в неё, не работала, и у меня был доступ к любым медицинским услугам. У меня не было медицинских ограничений и финансовых проблем. Не каждая мама может это себе позволить, а чем раньше начинается работа с какими-то отклонениями в развитии ребёнка — тем больше вероятность эти отклонения нивелировать или вообще исключить. Эту задачу всё равно нужно решать.

Мы сейчас всё равно двигаемся в этом направлении. Это одна из наших приоритетных задач — мы хотим активно переключиться на детскую тему, именно на решение для ребятишек, для мам с ребятишками, там уже идут разные задачи. Маме одной не под силу такую задачу решить самостоятельно, должен быть всё-таки системный подход, системные вопросы. Мы со своей стороны можем сделать какие-то разработки именно умной одежды.

Регина Крутоус: Алёна, а где новосибирцы, которые нас сейчас слушают, и которым интересно и нужно то, что вы делаете, могут получить информацию о вас? Может быть, познакомиться с вашими изделиями сейчас.

Алёна Русакова: Сейчас мы пока работаем под индивидуальные заказы. Мы нигде не продаём, потому что запуск производства — это дорогостоящая процедура. Мы пока не можем себе этого позволить. Мы выставлялись на выставке «Город безграничных возможностей», она присутствует в выставочном зале муниципальной сети аптек на Трудовой, 7. Плюс можно позвонить — информация о нас представлена в соцсетях. Сейчас мы начали разработку сайта, чтобы на нём уже можно было как-то с нами познакомиться.

Я недавно пообщалась с девушкой, она занимается благотворительностью, работает с ребятишками с ДЦП. Она сказала, что в молодости никогда бы не подумала, что будет этим заниматься, до тех пор, пока у неё не родился такой ребёнок. И у меня мысль о детской абилитационой программе возникла тоже не просто так, а потому что у меня родился ребёнок, который требовал серьёзного подхода. Мне пришлось на пять лет вообще выйти из всей деятельности и посвятить себя только ребёнку. Для того, чтобы сейчас он у меня был нормальный, полноценный, здоровый, абсолютно социализированный ребёнок, который в каких-то вопросах опережает даже своих сверстников. Пока тебя самого не коснётся какая-то проблема, ты возможно и не обратишь на это внимание. Хотя есть люди, которые умеют сопереживать. У меня сейчас один из запросов пришел не от конкретного человека, который на коляске, а просто от девушки, которая захотела помочь.

Регина Крутоус: Алёна, как к вам приходят идеи? Они возникают от запроса?

Алёна Русакова: Мы поняли что мы не будем закрывать, ограничивать нашу идею именно одеждой для людей, у которых есть какой-то постоянный запрос. Мы делаем её для всех. 

Просто в этой одежде есть какие-то технологии, которые действительно могут решать разные задачи и расширять возможности для многих людей. Я разговаривала с одной мамой. Когда я ей рассказывала о наших разработках, она спросила — можно ли с помощью одежды заставить ребёнка не сутулиться? Вот ещё одна идея!

Я понимаю что надо как можно больше разговаривать с людьми: люди несут идеи, люди говорят о своих потребностях, люди говорят о том, что им необходимо.

Регина Крутоус: С чего начался ваш интерес к дизайну одежды, к моде. Это же было первоначальным толчком для выбора профессии? Как вы поняли, что это ваше призвание

Алёна Русакова: У меня на самом деле это наследственное. У меня бабушка по папиной линии была портнихой. И все мужчины в семье военные. Один дед вообще прошел всю войну, вся грудь была в орденах и медалях. При этом в мирной жизни он был милый, душевный, очень добрый, никогда вообще голос ни на никого не повысил, и его обожали внуки. И бабушка тоже была жена военного. Жены военных — они «перелётные птицы» вместе с военными, и она очень много вышивала. У меня даже кое-что сохранилось ручной работы, очень много вышивок.

Я когда была маленькая, у нас с бабушкой была любимая игра. У неё было очень много всяких разных тканей. Я наряжалась в эти ткани, устраивала ей показы. Она сидела в кресле и одобряла меня, поэтому бабушка меня просто поддерживала во всех моих начинаниях. И она меня поддерживала в том, что я, нарядившись в эти ткани, дефилировала перед ней маленькая. Но у меня шила мама так как тоже жена военного. Шила тетя, потому что жена военного. Поэтому для меня это было совершенно нормально. 

В своё время даже я хотела стать химиком, у меня было очень хорошо с химией, даже собиралась поступать, но потом у меня это всё поменялось. Я поступала в техникум легкой промышленности. В итоге потом, когда я пришла и разобралась, я поняла — зачем мне институт? Я была вообще просто благодарна маме, что она меня уговорила поступить в этот техникум, потому что это было одним из лучших учебных мест. 

И у нас была очень сильная школа именно модельерская, потому что преподавала у нас Галина Александровна Артамонова. Этот человек — член Союза дизайнеров, член Союза художников, она просто невообразимо талантливый человек, и она действительно работала с нами от души, старалась заставить нас всё, что в нас есть творческого — всё это проявлять. 

И я считаю что все выпуски, которым посчастливилось учиться у неё — это люди, которым сильно в жизни повезло. У нас был очень сильный преподаватель по конструированию, очень сильный был преподаватель по рисунку, и затем я просто создала свою компанию и занималась как раз тем, что было мне интересно. Я занималась с дизайнерской униформой. Я занималась рекламной одеждой, промо-одеждой. Мы одни из первых в Новосибирске начали делать ростовые куклы.

Делали большое количество сценических шоу-костюмов, было много проектов для цирка. После такого обучения, после учёбы у такого педагога не страшно браться хоть за что! Потому что тебя просто научили мыслить творчески, а творческое мышление — это мышление без ограничений.

NET_3848_tn.JPG
Регина Крутоус и Алёна Русакова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Регина Крутоус: А вы помните, какую вещь вы сшили первой?

Алёна Русакова: Первую вещь не помню, но я помню, что когда я училась в 9-10 классе, то ходила на каждую дискотеку, а мама у меня тогда работала на почте. И тогда только стали появляться журналы «Бурда», мама мне их приносила — это был страшный дефицит. И я оттуда шила себе на каждую дискотеку новое платье. Я помню, что не столько училась в школе, сколько сидела всю неделю и шила платье к дискотеке на выходной. Я была вообще, конечно, самая модная девчонка, потому что у меня как раз дядя служил в Афганистане, и у меня были совершенно шедевральные ткани из Афгана. Я даже выпускное платье себе сшила сама.

Регина Крутоус: Алёна у вас такая насыщенная деятельность, но ведь и семье нужно время уделить. Как вы со всем справляетесь?

Алёна Русакова: У меня идеальный муж, который, наверное, взял на себя часть обязанностей, он у меня просто человек с хорошим чувством юмора. Знаете, чувство юмора — это вообще великое качество в людях. И старшая дочь у меня вполне самостоятельная. Ей 16, она очень много задач решает сама. С младшим реально очень помогает муж, они с ним друзья, очень много общих интересов, они вместе занимаются спортом, собака общая. Ещё они вместе очень любят собирать лего, поэтому муж мне очень помогает.

Регина Крутоус: А свободное время бывает? Что вы делаете в эти редкие дни?

Алёна Русакова: Лучший отдых — это смена деятельности. У меня постоянная смена деятельности. Я бисером вышиваю. А сейчас у нас ещё стройка, поэтому я ещё и на стройке отдыхаю. Я занимаюсь отделкой дома. Когда болгарка ломается, я грядками занимаюсь. Когда я дома отдыхаю, там проекты какие-нибудь пишу, какие-нибудь лекции слушаю, статьи какие-нибудь читаю про новые технологии.

В последнее время книги мне читать некогда, я читаю очень много различных статей о том, что вообще разрабатывается в мире, новые технологии, слушаю какие-то статьи, лекции, вебинары, осваиваю какие-то новые программы и проекты, пишу бесконечно — это тоже помогает отдыхать.

Отдыхаю, когда готовлю обед, ужин и завтрак семье. Я считаю, что это самый лучший отдых. С таким удовольствием готовлю, потому что это так отвлекает. Просто лежать на диване — я даже не понимаю такого отдыха.

Регина Крутоус: Алёна, вы сказали, что очень любите путешествовать. Расскажите о самом сложном или самом ярком путешествии.

Алёна Русакова: Три года назад мне муж подарил мотоцикл. Теперь он меня каждый год обязательно возит на Алтай. Первый год это был страшный стресс, потому что муж меня чуть-чуть поучил ездить по городу, потом сказал «Ну ладно, хватит тут падать в городе, поехали на Алтай», и мы поехали по трассе до Телецкого озера.

У меня муж давно ездит на мотоциклах, он ездил на спортивном. А потом мы как-то поехали в Монголию. У нас был полностью подготовленный джип и Монголия нам далась серьёзно. Мы четыре раза варили раму, потому что дорог в Монголии нет, но там вообще безумно красивая природа, там совершенно потрясающие жители. Это просто люди добрые от природы. Они открытые и щедрые. Нам все говорят: «Вы в какой-то другой Монголии были, потому что мало кто так говорит о Монголии, как вы».

Почти месяц там путешествовали. Мы везде получили столько позитива, даже не ожидали. Мы как-то подъехали к одной юрте дорогу спросить, потому что дорог там не было, есть направления. Мы в очередной раз заблудились. Так чтобы с нами пообщаться, вывели еле живую бабушку. Её вели под руки, они посчитали, что она не может не выйти и не пообщаться с гостями. Мы вышли все из машины, вынесли своего двухлетнего ребёнка, у нас он ходил по рукам, его пускали по деревням, потому что они не видели никогда маленьких блондинов, детей не возят в Монголию, а мы привезли. С ним фотографировались просто целыми деревнями. Для них это был шок. Мы покупали во всех магазинах русские конфеты огромными мешками, чтобы просто людей угощать, потому что нам было так неудобно, они же нас всё время чем-то угощали. Мы спросили дорогу, когда заблудились, достали карту, остановили какой-то грузовик — спросить дорогу. Так они вытащили из грузовика арбуз и нам всучили, сказали, куда ехать.

Регина Крутоус: А если бы появилась возможность всё переиграть, вы бы стали что-то менять в вашей жизни?

Алёна Русакова: Конечно, я же человек, который делает выводы из своих ошибок, что-то бы поменяла. Кое-что не стала бы делать. Ну а так, в основном, всё более-менее нормально.

NET_3816_tn.JPG
Алёна Русакова. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Блиц-опрос

— Ваш девиз?

— Тренируйте мышцы, тренируйте мозг — тренируется творчество.

— Какие качества вы цените в людях больше всего?

— Я люблю людей с хорошим чувством юмора, которые в любой ситуации могут посмотреть с улыбкой, людей, которые умеют искать выход из любых сложных ситуаций. Причём без страданий и без жалоб.

— На что вам не хватает смелости?

— Никогда бы не полезла в пещеру узкую, с парашютом ни разу не прыгала.

— У вас есть музыка, которая заставляет идти вперёд?

— Я так к музыке не отношусь. У меня есть музыка, которая мне очень нравится. Есть какие-то конкретные вещи, которые мне нравятся.

— Какие мечты детства вы воплотили в жизнь?

— Я не помню про мечты детства, я много каких-то текущих мечт воплощаю в жизнь.

— Три главных качества, которыми, на ваш взгляд, должен обладать герой нашего времени?

— Легкий, открытый человек, но при этом очень умный и очень восприимчивый ко всему новому.

Не упускайте важное — подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Что происходит

МЧС бьёт тревогу: новосибирцы стали чаще гибнуть на пожарах

Наталья Новикова рассказала о «терпелках» и «хотелках» библиотекарей

Здесь учился Покрышкин: музей легендарного лётчика в Новосибирске

Флористы и декораторы создадут новогодние арт-объекты в Новосибирске

Новосибирцам предлагают заочно спеть для конкурса имени Кобзона

Для тех, кто в небе: тигролёты, леолёты и споттеры

Новосибирцев научат делать подарки и декор для дома своими руками

Центр для лечения заболеваний кишечника хотят открыть в Новосибирске

Лучших бизнесменов наградили в Новосибирске

Новосибирцы будут делать косметику из биосеребра в Китае

Животных Новосибирского зоопарка усиленно кормят в морозы

Показать ещё
Яндекс.Метрика