Городская волна
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Новосибирские
новости
Настрой город для себя

Городской треш

Милый город

Город Локтя

Город в лицах

Городская история

Сделано в Новосибирске

Полезный город

Сбросить
Городская волна
Все материалы
Подписывайтесь:

Суперпапа Олег Якушев: «После 10 лет ребёнка уже поздно воспитывать»

В эфире радио «Городская волна» (101,4 FM) 7 августа выступил бизнесмен, председатель объединения малых производственных предприятий лёгкой промышленности «Сиблегкпром», организатор проектов «Супер-папа» и «Папа Академия», приёмный отец двоих детей Олег Якушев. Он рассказал о том, как правильно воспитывать детей, что делать с игровой зависимостью, с какими проблемами сталкиваются родители-одиночки и как взрослым создать гармоничную семью.

Регина Крутоус
Регина Крутоус
17:11, 27 Ноября 2018

Досье: Олег Якушев родился в 1973 году в городе Джамбул, Казахстан. В Новосибирск переезжает в начале 1990-х годов для учёбы в Институте водного транспорта. После этого занимается продажами в алкогольном бизнесе, в конце 1990-х. После кризиса вместе с семьёй создает свой бизнес — фабрику сумок «Саломея». В 2004 году окончил по президентской программе курс менеджмента управления предприятием на базе Новосибирского государственного университета. Женат, двое усыновлённых детей.

Регина Крутоус: Олег Александрович, давайте сразу поясним нашим радиослушателям, почему вас называют новосибирским супер-папой?

Олег Якушев: Мне очень приятно. Дело в том, что я являюсь куратором проекта, который организован на базе Новосибирской городской общественной организации «День Аиста». У нас есть проект, он называется «Супер-папа». Я являюсь куратором этого проекта уже три года.

Проект направлен на взаимоотношения отцов с приёмными детьми, направлен на то, чтобы научить или подсказать, обменяться мнениями, как сформировать основные моменты привязанности, любви и понимания с приёмными детьми, которых воспитывают отцы.

У нас есть профессиональный модератор, детский психолог, и мы проводим эти курсы два раза в год — весенние и осенние сессии. Они длятся семь недель.

Что удивительно — это то, что занятия проходят вечером по пятницам, когда вроде все устали. На этих встречах мы общаемся, курсы идут по три часа — с 19:00 до 22:00. И когда мы заканчиваем, расходиться бывает очень сложно, такие интересные темы мы затрагиваем. Складывается откровенный разговор, и люди говорят о самом сокровенном: о своих страхах, о своих победах, о своих желаниях. И эта работа подтолкнула меня расширить этот проект.

Мы создали «Папа академию». Это такой проект, где мы читаем мастер-классы, собираем людей, не только отцов, но уже и мам, и пап, а также всех, кто хочет, всех, кому небезразличны взаимоотношения со своими детьми. Мы говорим о тех самых вопросах, которые касаются детей — неважно, приёмный этот ребёнок или кровный.

Так виаот, я заметил такую вещь, что нас учат с детства читать и писать, потом мы учимся водить автомобиль. Есть различные курсы, как готовить. А вот способ, как стать хорошим отцом, мамой, родителями — их очень мало, а потребность большая, потому что взрослый человек испытывает какие-то сложности, может быть, внутреннего характера, которые идут из детства.

IMG_4976_новый размер.JPG
Олег Якушев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Получается, что самые любимые существа на свете — это дети, и родители невольно нагружают их своими проблемами, которые потом взрослый человек решает или не решает всю свою жизнь. И это какой-то замкнутый круг. Потом мы опять же передаём это своим детям, и вот так это всё идёт и идёт.

И мне показалось, что есть такая возможность — разорвать этот порочный круг. Каким образом? Что можно найти подход к ребёнку и стать его другом-родителем. Потому что родитель — это человек, который обозначает правила, который показывает границы, который является проводником маленького человека в большую жизнь. И это действительно не пустые слова, потому что ребёнок жить без правил не может.

Если родитель не может чётко ограничить правила, выставить границы, то потом ребёнку будет сложнее, он просто путается потом в этом сложном мире: что можно, что нельзя, как ему разговаривать. И действительно сложно потом во взрослом состоянии. Мы не понимаем, где наше личное пространство, а где пространство другого человека. Это проблема, которая на первый взгляд очевидна.

Люди не понимают: «а чего я вообще хочу в жизни?» Большинство людей выбирают профессию просто потому, что им советовал кто-то из взрослых, или социум тебе это навязал. И большинство взрослых людей ходят на работу, которая им не нравится. Живут той жизнью, которая им не нравится, и постоянно пытаются разбогатеть, похудеть, влюбиться, постоянно за чем-то гонятся.

Обратить на себя внимание, на свой внутренний мир, бывает очень сложно. Быть в тишине очень сложно. Люди живут, просто не откликаясь никуда. Побыть с самим собой — это достаточно сложное занятие. Все это, мне кажется, идёт из детства.

Моему сыну Алексею 7 лет, дочери Ане 2 года. Когда я начал жить этим проектом, именно отцовским, стал этому посвящать очень много времени, это практически стало моей жизнью. И друзья называют меня профессиональным папой.

Я увидел, что в первую очередь здоровые взаимоотношения с ребёнком помогают мне, они заставляют меня расти. Невозможно учить или говорить о хорошем с ребёнком, не переживая это. Поэтому этот проект связан с воспитанием, он лично для меня сейчас играет огромную роль во взаимоотношениями с детьми, с женой, с друзьями, вообще с социумом, с миром. Мне это очень нравится.

Регина Крутоус: Олег Александрович, возможно ли стать настоящим папой? На вашем примере — однозначно да. А другие отцы, они с какими проблемами сталкиваются?

Олег Якушев: Ребёнок зарождается, развивается, у него очень тесная связь с матерью. Потом он появляется на свет, и, уже нет физической связи. А психологическая связь, близость у матери с ребёнком — она длится, наверное, всю жизнь. Но наиболее ярко это проявляется, когда мама ухаживает за ребёнком, это первые дни, первые месяцы жизни до двух лет, пока ребёнок не встал на ноги.

И я часто замечаю, что папы не проявляют большого интереса к ребёнку, который просто малыш, которому месяц, два или три. Но как только ребёнок начинает как-то реагировать... бегать, прыгать, общаться, ползать — то папа уже включается в эту работу. Как только ребёнок достигает возраста в 2–3 года, когда он начинает входить в мир, социум, во внешнюю среду — здесь, конечно, важна роль папы, потому что папа отвечает за внешний мир, за границы. Формирует их, конечно, в первую очередь отец.

Мама — за внутренний мир, отец — за внешнюю связь с миром. И мама старается сохранить, а отец наоборот — расширяет границы. Если взаимоотношения в семье здоровые, хорошие, муж с женой друг друга понимают, воспитывают ребенка, общаются с ним в гармонии, то и ребёнок растёт гармоничным, интересным, здоровым человеком. Как только возникают проблемы, связанные с пониманием того, как нужно воспитывать ребёнка — это всё отражается на детях.

IMG_4894_новый размер.JPG
Регина Крутоус и Олег Якушев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Моему сыну 7 лет. Он, как и многие ровесники, очень любит игры на гаджетах, и вот тут есть два пути. Практически всех родителей это беспокоит, но как с этим быть — мало кто может дать ответ. Отпустить всё это на свободу, либо как-то ограничивать? Однозначного ответа нет. Психологи говорят, конечно, что нужно ограничивать.

Я не психолог, я практик, но я увидел вот такую закономерность, как только я проявляю здоровый интерес к тому, чем занимается ребенок — ребенок начинает сразу взаимодействовать со мной. Я подсел к нему, смотрю, что он строит в игре «Майнкрафт» дом. И мне пришла такая мысль, говорю: «давай попробуем построить во дворе своими руками что-то». Ему эта идея понравилась, мы с ним построили штаб под деревом, потом принесли коробки. Когда мы с ним лежали в этом «штабе» и разговаривали — это было непередаваемое состояние. Пережил такой интересный опыт.

Другие ребятишки увидели, и к нам присоединились. Я уже, кончено, вышел. А потом увидел, как мой сын стал авторитетом, ведь «штаб» — его, и он кому-то позволяет туда войти, а кому-то не позволяет. Я невольно показал ему путь, как можно вокруг себя создать какую-нибудь игру или сообщество. И когда я слышу где-то на пляже на море ребенок говорит: «мне скучно», а родители сидят и разговаривают. Или забрали гаджет, а сами в телефоне — «иди, купайся. Мы же сюда приехали купаться — загорай». Мне так хочется подойти и сказать: «вы сами вовлекитесь в эту игру, попробуйте стать другом своему ребёнку».

Дети очень сильно копируют наши поведение, мы для них очень значимы, мы самые значимые взрослые люди, и мы их кумиры. Они подражают нам во всём, и когда мы листаем телефон — там работа или что-то ещё, книгу читаем, а ребёнок же не понимает, что мы делаем. Играем в «Майнкрафт» или проверяем электронную почту. Он видит, что у родителя в руке гаджет, и он повторяет то же самое. Часто вижу, что когда отец или мама приводят ребёнка в секцию, 90% с телефонами потом сидят. Почему родители жалуются, что ребёнок тоже с гаджетом? Я говорю «а вы сами-то как? Когда вы в последний раз читали книгу?»

Как только ты вовлекаешься в жизнь ребёнка — отношения меняются сильно. Нет противостояния, потому что ребёнок тянется, он пытается. Надо посмотреть со стороны на свою жизнь. Мы к себе так часто предъявляем много претензий, а хотим из своего ребёнка сделать какой-то идеальный образ, так, может быть, всё-таки с себя начать?

Полгода назад, примерно в феврале, у меня произошёл инсайт, когда я слушал книгу про воспитание. Я уже не могу вспомнить, что тогда меня подвигло, но у меня сформировалась чёткая картина: как много я посвящаю времени в своей жизни работе, бизнесу, много вкладываюсь в себя, как в профессионала, предпринимателя, посещаю всякие тренинги, семинары, читаю профессиональную литературу, развиваюсь, и как мало времени я посвящаю воспитанию. Хотя это такой маленький промежуток...

Ребёнок воспринимает от 7 до 10 лет, а потом уже всё — поздно воспитывать, он сформировался... И мне показалось — я просто почувствовал это — что если я сейчас не переключусь профессионально на взаимоотношения со своим семилетним сыном, то упущу это время, и потом я не смогу его вернуть ни за какие деньги, и это уже будет безвозвратно. И меня внутри просто подтолкнуло, знаете, я подпрыгнул.

Это мне казалось так очевидно, что нельзя это время упустить. Где-то было сказано, что воспитывать нужно до 7 лет, а после 7 лет уже поздно. А как раз ребёнку было 7 лет. Я думал, что остался промежуток до школы. Например, это было в феврале, в сентябре он пошёл у нас в первый класс, и так мало времени осталось, чтобы дать ему как можно больше внимания и любви. И вот сейчас я с Лёшей строю дружеские взаимоотношения, как мужчина с мужчиной, как отец с сыном, такой, знаете, прекрасный микс.

Регина Крутоус: А как вас могут найти семьи, которым нужны такие знания?

IMG_4916_новый размер.JPG
Регина Крутоус. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Олег Якушев: Можно набрать в поисковике «Папа академия» — скорее всего, человек выйдет на наш сайт. Я ещё вспомнил о том, что, когда мы начинаем говорить с мамами, то очень сложно смотреть на ситуацию с разводами. К нам пришла на мастер-класс одна пара, которая уже в официальном разводе, живут отдельно, но воспитывать ребёнка стараются вместе. И отец спрашивает: «Насколько глубоко влияет наш развод на сына». Я где-то слышал такую метафору, я ему задал вопрос: «Скажите, пожалуйста, если вам по какой-то причине предложат отрезать руку левую или правую — с какой рукой вы останетесь? Вы при этом останетесь живым, но у вас будут небольшие изменения в жизни, не глобальные». Он ответил: «Я не хочу расставаться с руками».

По большому счёту, когда люди расстаются, для ребёнка это однозначно значит что-то потерять, как левую или правую руку, потому что маму и папу он любит одинаково. И часто дети винят себя в разводе взрослых. Это такая тонкая штука — ребёнок никогда не подумает, что папа плохой или мама плохая, он всю вину берёт на себя — так он устроен.

Однажды я пришёл в ЗАГС оформлять свидетельство рождения дочери. В загсе была большая очередь, и все разводились. Я когда стал смотреть статистику — у нас действительно ужасная статистика. Я задумался на минутку. Люди, отцы, папы, мамы, которые разводятся, у которых есть дети — они полагают, что их ребёнок сможет построить здоровые взаимоотношения в своей жизни? Ни с того, ни с сего, просто возьмёт и построит? Этому же надо научить. У твоего ребёнка много шансов сделать это, или нет?

Все вопросы мы обсуждаем на проекте «Супер-папа» и в «Папа академии». Для детей мы являемся примером, хотим мы этого или не хотим — во всём: в хорошем, в плохом. Поэтому нужно относиться ответственно.

Так получилось, что у нас с женой приёмные дети, и это достаточно сложный жизненный опыт, когда ты принимаешь решение взять ребёнка в семью. Он позволяет глубоко заглянуть в себя. И когда я вижу, как легко расстаются люди, как относятся к этим отношениям, не осознавая, что они приносят боль своим детям. Мне кажется, что нужно об этом задумываться. Когда ты вступаешь в брак, в отношения, планируешь создавать семью, то нужно думать о последствиях.

Раньше помните, как было? Есть такая поговорка, выражение «на выход». Раньше было, что туфли могут стоять долго, костюм, или какие-то вещи, телевизор — и мы ценили это. А сейчас, сломался телевизор — мы его в помойку, купили новый. И мне кажется, что это потребительское отношение перешло на взаимоотношения. Так легко стало пожить в гражданском браке, так часто мужчины открещиваются от своих детей....

К нам на мастер-класс приходит много женщин, которые воспитывают ребенка одни, и задают вопрос: «Как мне воспитать гармоничного человека, как мне заменить маму и папу». Как бы мне не хотелось сказать, что это возможно, но это невозможно. Мама не может стать папой, так же как папа не может стать мамой.

На наши мастер-классы приходят взрослые мужчины, которые воспитывались без отца. Видны перекосы в их жизни, во взаимоотношениях с детьми: либо они так сильно на них наседают и пытаются впихнуть в них так много, что мама говорит: «Я боюсь за своего ребёнка, что папа его перекормит вот этими всеми развлечениями», либо наоборот «Я вырос без отца, и пускай рядом сын растёт, и всё».

У мальчика, конечно, должен быть какой-то значимый мужчина в жизни. Если нет в семье мужа, то всё равно должен быть дедушка, дядя, тренер, педагог, учитель. Всё равно ребёнок с кого-то возьмёт модель поведения.

Часто очень сильно задевает меня такой вопрос, когда женщины говорят: «А нет у нас папы». Я говорю: «Неправда, у каждого ребёнка на этой планете есть отец, у каждого. Но знаете вы его или не знаете-это уже вопрос второй». Когда мы начинаем об этом говорить, у женщин, конечно, много обид, много всякой горечи всплывает.

Так как мы воспитываем приёмных детей, я осознал, что нельзя плохо говорить о родителях. В моём случае — это родители, которые родили.

IMG_4992_новый размер.JPG
Регина Крутоус и Олег Якушев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: То есть ваш ребенок знает, что он приёмный?

Олег Якушев: Да, он знает, что он приёмный. Я считаю, что по отношению к нему это честно. И когда ребёнок воспитывается в семье без отца, и мама часто говорит плохо об отце, то это подрывает корневую систему дерева. То есть ребёнок осознает, что он и папин, и мамин, а если папа такой плохой, может быть, и я где-то такой плохой. И начинаются внутренние противоречия. Поэтому я придерживаюсь такого мнения, что каким бы ни был человек, нужно выработать для себя какую-то модель, когда ты можешь не хвалить его, но, по крайней мере, негативно не говорить. Как-то нейтрально об этом сказать, что «папа с нами не смог быть».

В своём случае я своему сыну объясняю, когда у нас был разговор о его судьбе, о его приёмности, потому что мы его взяли из учреждения в 2.5 года, и у него были вспышки, что он вспоминал «А у нас дома была колонка», то есть водокачка. Я в тот момент точно понял, что у него всё равно что-то есть.

Сейчас он маленький, и пока что не задаёт эти вопросы, но когда он вырастет — для него это осознание будет большой болью. И поэтому эту боль нужно сейчас стараться минимизировать, потихоньку об этом разговаривать.

Как и многие люди, я очень негативно относился к таким людям, которые рожают и бросают детей. Когда в нашей семе появился приёмный ребенок, я точно для себя понял, что если я буду о них плохо говорить, то это негативно отразится на нём, потому что он рождён от них, он их плоть и кровь.

Мы с женой выработали такую модель, мы нейтрально говорим о том, что «у тебя хорошие папа и мама, потому что они родили такого замечательного ребёнка, но по сложившейся ситуации в их жизни, они не смогли продолжать быть твоими мамой и папой, и мы очень рады, что мы с тобой познакомились». На сегодняшний день эта модель, этот разговор его пока устраивает, и мне кажется, мы этими разговорами снижаем эту боль.

Регина Крутоус: Олег Александрович, а какие страхи были у вас перед усыновлением?

Олег Якушев: У нас было две попытки войти в эту историю с приёмными детьми. Первая — лет десять назад, мы прошли курсы в школе усыновителя «День аиста», и сказали с женой друг другу, что это не наша история. Мы не были тогда готовы. По истечении времени накопилось...

Наверное, в каждом человеке есть потребность быть родителем, страхов уже как таковых не было, потому что я по своей работе занимался с детьми из детских домов, помогал им в профориентации, и по большему счёту я немножко вошёл в эту тему, и мне уже не было страшно, я уже понимал, что и как.

И, когда мы пошли в школу приёмных родителей, у нас была только одна цель — дать ребёнку наши родительские инстинкты что ли. У меня была мечта «я хочу ехать с сыном по эскалатору торгового центра за руку, например». Эта мечта вела меня вперёд. Мне казалось, что это такое удовольствие. Страхов как таковых нет, я понимаю, что всё в моих руках, в наших руках, что мы можем сами управлять этими процессами, но для этого нужны знания, для этого нужны усилия. Нужно выходить из зоны комфорта, развиваться.

Конечно, есть разные передачи, шоу, где рассказывается про историю усыновления, когда взрослый ребёнок встречает свои биологических родителей, особенно у Андрея Малахова. Этот образ, конечно, был у меня внутри на бессознательном уровне — страх — вдруг я окажусь плохим родителем, и ребёнок скажет «мои родители были бы лучше», например.

Я не могу ничего сказать в этом плане, я делаю то, что от меня зависит. Заглянуть в будущее я не могу, но я сейчас стараюсь делать всё, что от меня зависит, чтобы ребёнку было легко сказать «да, у меня такая история, у меня два комплекта родителей, две мамы и два папы». Это как раз и подталкивает меня к развитию самого себя и взаимоотношению с детьми.

Регина Крутоус: А расскажите о своем детстве, где оно прошло?

Олег Якушев: Я родился в Казахстане, в городе Джамбуле — это южный город, недалеко от Алматы. Обычное советское детство. Осознанно я себя вспоминаю, когда я лежал в больнице, в школу я не ходил. Я помню это жуткое состояние, когда я остался один ночью в незнакомом помещении. Я помню: крашеные стены, огромное окно, луна, колючее одеяло, запах больничной койки — неприятные ощущения. Это момент, что испытывает ребёнок, когда теряет родителей или когда вынужденно расстаётся по той или иной причине.

Боль испытывает любой ребёнок. Хотя мама и папа объясняли, и я понимал, что просто болею. Но вот это состояние страха — оно, конечно, присутствует.

Замечательно помню пионерские лагеря, эту насыщенную жизнь. Вспоминаю запах травы, запах лета, запах зимы, все такие моменты, которые взрослые люди иногда просто не замечают. А когда ты вспоминаешь, так приятно на самом деле это ощущать. Особенно летом, в жаркий день, проезжая, например, мимо полянки со скошенной травой, вспоминаешь запах того, когда ты резал траву.

В Казахстане нужно было у нас, перед тем, как уйти на каникулы, дать 10 кг травы. И мы ходили, обрезали эти газоны. Запах скошенной травы, такое прекрасное состояние. «Вот я сейчас нарежу её, эту траву, сдам, её поставят на весы в мешок — и я свободен. Каникулы, ура!» И вот — свежесть травы, и что-то внутри такое попалось, смесь такая — злость и счастье на вот эту траву, что это сейчас закончится. Я не знаю, как это слово назвать, что это, когда ты приезжаешь и поймал этот запах. Это всплывает и вызывает улыбку, такое тёплое воспоминание. Ты живой человек, и это классно!

IMG_4900_новый размер.JPG
Олег Якушев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Регина Крутоус: Олег Александрович, что из вашего детства формирует вас как личность?

Олег Якушев: Я уехал в 17 лет в Новосибирск поступать в институт, и поступил. Я остался жить в Новосибирске, я благодарен родителям за то, что они помогли мне сформировать идеальную детскую картинку взаимоотношений папы и мамы. Когда я приехал домой, и, уже пожив самостоятельно, посмотрел более взрослым взглядом, то понял, что отношения не идеальные. Как у любых взрослых, та иллюзия счастливой семейной жизни — она в меня настолько глубоко вошла, что я бессознательно повторяю это всё.

И поначалу даже были такие проблемы, что мне хотелось создать идеальную жизнь, а у меня не получалось. То есть иногда ты можешь вспылить, тебя что-то беспокоит и прочее. Мне казалось, что у мамы и папы была эта идеальная жизнь. Детское представление, что они всегда весёлые, жизнерадостные, так любят друг друга, жить друг без друга не могут. А когда ты сталкиваешься со своей жизнью — удивляешься, «почему у меня не так».

Состояние бессознательной любви мамы и папы вошло в меня, и я сейчас пытаюсь с каждым днём быть лучше для своей семьи. И сегодня я лучше, чем вчера, а завтра я буду лучше, чем сегодня, шаг за шагом. Кончено, нашим слушателям может показаться, что я какой-то прям идеальный. Нет, не идеальный, просто есть такое стремление.

Вот вы спросили, что я с детства вынес — я вынес из детства радость, когда, например, мы ездили на пикники, этого в нашей жизни было очень мало, вот этого ощущения праздника. Новый год, когда нехватка продуктов. Если кто-то помнит эти времена — в магазинах ничего не было. Покупка зелёного горошка — всё это складывалось, ничего не употреблялось в еду перед Новым годом. И вот наступает новый год — и эти мандарины и апельсины! И всего не хватало.

Когда ты съешь долю апельсина — тебе досталась долька, их всего пять, все разделили — это такой кажется вкус, как что-то уникальное. И это состояние было у меня в Новосибирске, наверное, до 1991 года. Пельмени мы тогда не лепили каждый раз, их можно было лепить только зимой. А сейчас купить пельмени можно в любой момент. И вот это новогоднее чудо, это состояние пикника, когда ты сейчас можешь себе позволить выехать в любое время, съесть, что хочешь, купить что хочешь. Это с одной стороны и классно, но с другой стороны, это не ценится. А когда это по чуть-чуть — это такое наслаждение.

А сейчас выезжают дети на море раз в полгода, и не хотят купаться. И мне кажется — ну как так можно!? В наше время бы всё это было...

Вот поэтому отношения между мужчиной и женщиной такие дружеские — папа и мама заложили. Уважение к взрослым — я на сегодняшний день не могу сидеть в метро, когда рядом стоят женщины, и я стараюсь не садиться, встал спокойненько, и всё. Даже не сажусь на место, у меня это вызывает дискомфорт.

Заметил ещё такую вещь, когда по-настоящему, безо всякого популизма, заботишься о тех, кому хуже. У меня в первый раз ребёнок увидел нищего бомжа на улице, спросил, почему он здесь находится, почему собирает деньги. Я объяснил, что у него нет дома. Это его шокировало, что он собирает деньги на еду, что он голодный, что он хочет есть. Сын говорит «Папа, а почему мы не можем купить ему поесть?», я говорю «ну почему, можем». И мы с ним пошли, это было на Карла Маркса, человек передвигался на костылях, мы зашли в магазин, купили поесть, колбасу, хлеб, молоко, вышли, а его уже на этом месте не было. Я-то понимаю, что далеко он не мог уйти, и действительно — за угол завернули, он там на костылях этих ковылял, мы отдали ему этот пакет. У Леши был, конечно, страх, он к нему не подходил, потому что человек был грязный и обросший. Человек сказал «Большое спасибо, дай вам бог здоровья».

Для меня на самом деле — это естественное состояние, как могу помогаю. Не то, что я с утра до вечера хожу по городу и кормлю бездомных. Для меня это несложное состояние, именно купить продукты — не алкоголь, а продукты. Но это сильно повлияло на Алексея, это я почувствовал. И на сегодняшний день я вижу, что он очень внимателен и заботлив со всеми живыми существами. И я думаю, что Алексей не пройдет мимо чужой беды, наверное, никогда.

Регина Крутоус: А чему вас учат ваши дети?

IMG_4883_новый размер.JPG
Регина Крутоус. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Олег Якушев: Безусловно, любви. Любить детей, себя, свою семью, безусловно. Любовь нас объединяет. И когда дети рождаются, у них есть это замечательное качество, эта безусловная божья любовь. Любить, несмотря ни на что.

Но когда ребёнок растёт, то мы, взрослые люди, учим его любить за что-то. Мы любим детей, и говорим об этом «какой же ты хороший, ты отличник, ты хорошо себя вел». Как только ребёнок начинает вести себя не очень корректно, или получает двойки — нас это раздражает, мы высказываем свои претензии.

Вы говорите — чему научили дети. Я научился дарить своей жене цветы, оказывать какие-то знаки внимания просто так. Они меня подтолкнули к тому, что... ну вот мы живем в такой рутине, день рождения, 8 марта, какие-то праздники, шаблонное мышление... Мы в браке 19 лет, и всё это превратилось в определённую рутину. И когда вот это просто так, оно просто меняет мышление. Меняет отношение просто так. Попробуйте, это интересно.

Регина Крутоус: Олег Александрович, вот у вас какая-то невероятная загруженность — и бизнесу время уделить надо, и всем проектам, проект «семья» опять же. Как вас на всё хватает?

Олег Якушев: Что касается бизнеса — как только я научился делегировать полномочия, распределять зоны ответственности, то стало намного легче. Это такой важный этап в жизни. Когда всё делал сам, мне казалось, что лучше меня никто это не сделает. Или когда хочешь, чтобы всё было хорошо — сделай сам. Лично для меня это перестало работать в какой-то определённый момент. Я понял, что я всего не сделаю, и это делает мою жизнь не такой насыщенной и живой. Я тем самым не даю развиваться людям, которые могли проявить свои навыки, таланты и просто раскрыться.

Я научился доверять и потом не критиковать за ошибки, которые кто-то совершает. Действительно это сложно, ты этому учишься в процессе жизни, работы. Доверять и не критиковать. Потом это в дальнейшем помогает в жизни.

Особенно сейчас я чувствую — простите уж — про воспитание. Ты доверяешь ребёнку, и самое главное — не критиковать. Такой очень хороший навык я вынес из бизнеса. Времени хватает на всё, по большому счету. Если правильно расставить приоритеты — есть время работе, есть время и отдыху, есть время отношениям. Всё есть: и ошибки, и победы.

Когда у тебя есть цель, большая мечта в жизни, к которой ты идёшь, и которая направлена не только на себя, но и на того, кто рядом с тобой, появляется какой-то смысл в жизни.

Регина Крутоус: Олег Александрович, а бывает время только ваше? Личное, без семьи, бизнеса, друзей. Чем вы занимаетесь в это время?

Олег Якушев: Мечтаю. Когда я нахожусь один сам с собой, то мечтаю о том, как выстраивать отношения с детьми, о том, какими они будут. Мне бы сильно хотелось, чтобы ребёнок, когда он вырастет, пошёл в бизнес, стал заниматься предпринимательством.

У меня есть определённая стратегия, как это сделать, как увлечь. Мы занимаемся производством женских сумок. Я увидел, что у Алёши проявился интерес, когда мы были на мероприятии, где была реконструкция средневековья. Были палатки, одежда и сумки, и он проявил тягу к сумкам. Я хочу обратиться в эту организацию и начать вместе с ним руками шить эти сумки, через игру, через эти отношения. И мне кажется, что это может вырасти в интересную историю, которая совпадёт с моей мечтой.

Проводить время вместе, заниматься интересным делом, и в дальнейшем, может сложиться так, что это станет профессией или увлечением. Пожалуй, на сегодняшний день, когда я остаюсь один, время конечно бывает мало. Но, когда я еду на работу и с работы... Сейчас я вожу ребёнка в садик. Когда остаюсь один на один с собой, мечтать мне очень нравится.

Раньше я это не любил, мне казалось, что это не получится, зачем фантазировать? А в какой-то определённый момент на меня повлияла книга, когда человек описывает, что научитесь мечтать — и тогда мечта может перерасти в цель, а цель — в смысл жизни.

IMG_4932_новый размер.JPG
Регина Крутоус и Олег Якушев. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Блиц-опрос

— Что вы считаете своим долгом?

— Быть мужчиной.

— На что вам не хватает смелости?

— На глобальные мечты.

— Когда вам важно чужое мнение?

— Когда я начинаю что-то делать новое.

— Какие слова могут вас обидеть?

— «Ты мне не нужен».

— Куда бы Олег Якушев перенёсся на машине времени?

— В 1970-е годы.

— Что бы вы сказали себе 18-летнему?

— Побольше мечтай, больше рискуй.

— Три главных качества, которыми на ваш взгляд должен обладать герой нашего времени?

— Добротой, вниманием к мелочам и интеллектом.

Что происходит

Кубок Анны Богалий: большие гонки для юных биатлонистов

Девять домов в Новосибирске остались без горячей воды и отопления

Две бани и центр единоборств отдадут в концессию в Новосибирске

400 полицейских будут охранять новосибирцев в новогоднюю ночь

Квиз для Новосибирцев пройдёт в баре-лектории «Поток»

Откуда деньги: новосибирцы держат на банковских счетах 680 миллиардов

Снега по колено: как чистят железнодорожные переезды в Новосибирске

В Новосибирске выберут самую спортивную пару

Экс-министр здравоохранения Новосибирской области возглавил онкодиспансер

День Конституции: как изменилась за 25 лет избирательная система России

Разговор о спорте: «После рождения детей меткость у женщин-стрелков повышается»

Показать ещё
Яндекс.Метрика